shcd7wkdlck

«Личное дело каждого». Интервью с Анатолием Вайнштейном.

«Волосы, или Несколько историй о том, как я ничего не понял в этой жизни».

Опыт 362 Просмотра 0

Анатолий Вайнштейн

Писатель.

Сегодня речь пойдет про необычайно талантливого писателя, который смотрит на мир под своим углом. Анатолий Вайнштейн создает новые стандарты, которые пришлись по вкусу огромному количеству людей по всему миру.  С целью узнать, в чем кроется секрет его успеха, редакция журнала LevelUP задала Анатолию несколько вопросов…

Анатолий, в каком возрасте Вы познакомились с литературой?

Мне было 11 лет. Я впервые открыл книгу, в которой не было картинок. Да и задания открывать ее не было. Была просто книга в неприглядной обложке. Я держал ее в руках, потом открыл. Каково это — читать для себя — я не знал. Поэтому просто водил глазами по страницам. Пока вдруг за словами не прорезались образы.

Что стало отправной точкой в Вашем творчестве?

Наверное, слабость характера. Я отлично помню военный городок, в котором жил в детстве. Толпы одинаковых солдат, шагающих строем. Это было сильное впечатление — множество ничем не отличающихся друг от друга людей. Для меня слишком сложное. Проще было отличаться.

Когда произошло осознание, что литература переросла в нечто большее, чем просто увлечение?

Это серьезный вопрос. Тексты приносят мне успокоение. Это запасной парашют, который всегда со мной.

С какими трудностями Вам пришлось столкнуться?

Текст требует определенного состояния. Кто-то пишет, черпая силы в ментальном, — мне это не знакомо. Буквы — и так символы, если относиться к письму как комбинаторике, получается «шлак». Есть, правда, еще способ — «Джойс» — но он мне не доступен.

На творчество каких людей Вы ориентировались в начале своего литературного пути?

Ю. О. Домбровский, А. Н. Житинский, С. Д. Довлатов, М. Д. Соболев.

Что является источником Вашего вдохновения?

Мое вдохновение во мне.

Какая идея и основная мысль заложена в Ваших произведениях?

Я стараюсь избегать идеи. Точнее, представлять ее так, чтобы она теряла свой лоск, теряла блеск. Идея сразу привлекает последователей. В нашей стране идея — это всегда вера. А там, где вера — нет места живому человеку. Вот видите, с одной стороны идеи нет, а с другой — она налицо.

Что Вы можете сказать по поводу современной литературы?

Зарубежная литература для меня — тайна. В России я современной литературы не видел, все уехали или умерли. Современными были русские писатели начала 20-го века. Сегодня на дворе опять середина 20-го века. Форма нового времени еще не изобретена. Содержание нового времени нашему поколению не дается, мы слишком застряли в прошлом. У нас слишком развращающее прошлое, чтобы позволить писателям пойти дальше.

Какие планы намечены на будущее?

Жить.

«Волосы, или Несколько историй о том, как…»

%d0%bd%d0%be%d0%b2%d1%8b%d0%b9-%d0%ba%d0%be%d0%bb%d0%bb%d0%b0%d0%b6

Анатолий, Ваша книга «Волосы…» быстро обрела популярность. В чем ее секрет?

В ней порядка 80 тысяч букв, каждая из которых находится на нужном месте в нужное время. Такое совпадение, статистически не выполнимое, не может оставить равнодушным.

Что стало началом ее создания?

Тот факт, что Даша оказалась толковым редактором, и действительно уделила массу времени работе над моими текстами. Не вечер и не два. Это была гигантская работа.

В чем ее особенность как книги?

Она приятная на ощупь. Я переживал, когда после издания книги, друзья хвалили ее фактуру, ее цвет, грамотно подобранное сочетание бумаги основного блока и обложки. Все ждал, когда же, наконец, будут отзывы по тексту. Помню: Даша «осчастливила», когда пришла из магазина «Все свободны», куда относила часть тиража. Говорит: «У меня книгу с руками оторвали, сказали: очень красивая, жаль, что не блокнот».

В чем секрет ее названия?

Ее название содержит две запятые, о которых я, как автор, и не догадывался. К счастью, есть корректор. Еще в нем указана самая сексуальная часть женского тела, на мой взгляд.

Что Вы хотели донести до читателей с помощью нее?

Я хотел написать о себе. Книга — это личное дело каждого.

Вы считаете, что ее оценили по достоинству?

У одного друга книга стоит в шкафу при входе в квартиру. Другой хранит на полке в уборной. Есть друг, который постоянно носит книгу с собой. У родителей дома часть тиража — подпирает сервант (смеется). Думаю, это то, чего мы и хотели добиться, выпуская ее.