OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Спектакль «MonoEsenin» — свежий взгляд на вечно актуальное творчество Сергея Есенина.

Интервью с Павлом Голубевым.

Проекты 850 Просмотра 0

Павел Голубев

Актер театра, музыкант

Сегодня в гостях у редакции журнала LevelUP Павел Голубев – актер театра, который ранее уже рассказал свою историю успеха нашему журналу. Полгода назад Павел разгласил тайны поступления в ГИТИС и аргументировал, почему профессия актера является одной из самых разносторонних и в то же время сложных для освоения.

Далее речь пойдет про самостоятельный проект Павла, посвященный творчеству Сергея Есенина и мы вместе с Вами, наши дорогие читатели, узнаем, какой именно проект создал Павел и почему он заслуживает особого внимания.

новый коллаж

Павел, с момента нашего предыдущего с Вами общения прошло много времени. Что успело измениться за это время в Вашей жизни?

Полгода, если быть уж очень точным. За это время я поменял несколько мест работы, но самое главное сохранил свой заданный вектор и не потерял себя. В театр я так и не попал, но всё равно в искусстве, занимаюсь любимым делом. Пишу сценарий к собственному фильму. Пока не буду ничего говорить, сначала сделаю, а потом буду иметь право это обсуждать. Большую часть заработанных денег откладываю на его создание. И наконец, мой собственный спектакль «MonoEsenin» вышел на сцену, на профессиональную площадку. Это конечно главное, ведь эта цель была желанной, и я долго к этому шел, чуть больше года.

Что помешало Вам попасть в театр?

Для начала, после окончания ГИТИСа в 2013 году я уехал в Америку дальше учиться в Институт кино и театра им. Ли Страсберга. Поэтому поступление со своим курсом, можно так сказать, я пропустил. Нет, я ходил и помогал однокурсникам, но четко знал, что поеду в Нью-Йорк. Ведь это была моя сначала мечта, потом цель. К сожалению, мне пришлось вернуться обратно, и я уже один ходил на показы в театр. Как мы видим, не сложилось (смеется). Но я не отчаялся, как и в случае с кино, сказал себе: «раз меня не взяли в театр, я сделаю свой». И начал думать в этом направлении.

Так и пришла в голову идея о создании своего собственного спектакля?

Да. Не попав в театр, я, конечно, какое-то время был в не самом лучшем настроении. Долго не мог найти работу, да и взгляд на мир у меня поменялся. Я думал, приехав из Америки, меня будут разрывать на части, у меня будет куча предложений, но реальность она гораздо прозаичнее. Никому я оказался не нужен. И тогда я понял, что если хочешь что-то сделать, то сделай это сам. Я увлекся творчеством Сергея Есенина еще в штатах, знал несколько стихотворений наизусть. И тут в одном антикафе был вечер, посвященный его творчеству. Любой желающий мог выйти и прочитать стихи. Я решил сходить, так и занял публику на полчаса. Она слушала не отрываясь. Вот тогда я поймал себя на мысли, что людям это интересно. И я начал ходить по таким же местам и вечерам, читал, учил новые стихи, отрабатывал их на новой публике. И когда моя программа стала на час, я задумался о том, что можно делать свои собственные вечера. А уже потом это все превратилось в настоящий спектакль с музыкой, историей и собственной драматургией. Но это был долгий и трудный процесс. Но я вместе с моей командой прошел этот путь из подвалов Москвы до профессиональной сцены в Культурном Центре ЗИЛ.

Подобное уже ранее делали до вас?

Я думаю, есть много таких спектаклей-вечеров, но мы не знаем о них, они не известны широкой публики. А жаль, ибо я думаю, что сделаны они с большой любовью и амбициями. Из известного, что-то схожее есть у Сергея Безрукова. Спектакль «Исповедь хулигана». Но он это делает по-своему, профессионально и на высоком уровне.
В Гоголь-центре делается похожее на мою работу. Мне кажется, что это направление только набирает обороты. Очень много талантливых ребят, которые вне театров, а без сцены не могут. Поэтому мы еще услышим о таких работах.

С какими трудностями и преградами Вам пришлось столкнуться на всем пути создания спектакля?

Много всего было. Основная проблема была в поиске площадки. Хотелось уютное место, с теплой атмосферой и чтобы все удобства были. Но такое место трудно найти. Всегда, когда находил новое место, садился на стул и просто сидел, пытался прочувствовать энергетику места. Так и выбирал. На сцену, конечно, было рано еще. Но знал, что настанет такой момент. Во многих местах отказывали, ставили сумасшедший ценник, в одном месте мне сказали, что я — самодеятельность. Поэтому приходилось искать места проще, антикафе в подвалах. Но там тоже были свои нюансы. И чтобы зрителю было удобно, и чтобы артисты с музыкальными инструментами помещались.
Разумеется, что все сразу как слышат имя Сергея Александровича, вспоминают Сергея Безрукова и его чтение. Поэтому многие, они говорят об этом не скрывая, ждут от меня чтения в стиле Сергея Витальевича, ждут его интонаций и эмоций. Но у меня свой Сергей Есенин. И свое прочтение.

Почему выбор пал именно на Сергея Есенина и почему именно во время учебы за границей Вы обратились к творчеству отечественного поэта, а не зарубежного?

Я люблю американскую культуру и литературу. И Америка мне очень нравится в плане энергетики и ритма жизни. И Россию я люблю. Но спектакль появился не из-за каких-либо патриотических причин. Я от политики далек. Я жил долгое время в штатах и знаю как там, к нам русским относятся. Мы интересны им, мы для них загадка. И культура наша им интересна. И во время учебы в классе «accent reduction»(нас учили американскому произношению) мы должны были приготовить отрывок из литературы своей родной страны. На английском языке естественно, по-русски там никто не говорил. Я хотел всех поразить, показать всю мощь русского слова. Я перевел поэму Есенина «Черный человек». Ведь в ней такой водоворот слов и оборотов. Все были поражены красотой и богатством русского языка. А чтобы лучше понять автора, я начал знакомится с его творчеством. В перерывах читал, много читал. Переводил. Проникался.

Вернувшись в Россию, с чего Вы начали осуществлять свой план?

Друзья сказали, что в неком антикафе будет вечер посвященный творчеству Есенина. Я пришел, подождал, пока все прочтут, а после выдал все, что знаю наизусть. Людей было немного, человек 20, но их тоже нужно было уметь «заставить» слушать. Ведь там собрались действительно почитатели есенинского творчества, а значит и спрос был выше с меня. Но ничего, дослушали до конца, а после просили прочитать некоторые стихи еще раз. Так я и начал. Потом еще одно антикафе, еще один вечер и понеслось.

Читая стихи в антикафе, Вы решили, что у этого есть потенциал. Как Вы это поняли, и о каком именно потенциале Вы говорите?

Сергей Александрович писал очень простым языком, понятным для всех. Он писал про понятные всем нам чувства и переживания. Поэтому и стал так близок ко всем, а его строки разлетелись на цитаты. Я же подкладывал свой смысл, свои переживания, у меня был свой собственный подтекст в его произведениях. И это нравится людям. Многие стихи звучат по-новому для них, и они открывают незнакомого им Есенина, ведь у меня были разные стихи: и известные, и нет. Всегда найдется тот, кто после подойдет и скажет: «мы думали, что придем и услышим Безрукова, а нет, у вас по-другому». Я всегда отвечаю: «у меня просто по-своему». И я понимал, что нужно двигаться дальше. Нужно набор из стихотворений чем-то разбавить. Под руку мне попалась книга «Сергей Есенин в воспоминаниях современников», я ее прочел, выбрал самые яркие и начал стихи разбавлять воспоминаниями.

Этот прием дает более полную картину Сергея Александровича как личности. Люди спрашивали: «а где еще вы выступаете, где еще можно вас услышать? «. И тут понял. Нужно делать отдельные вечера, в одном и том же месте. А чтобы было еще интереснее, я позвал знакомых-музыкантов, чтобы еще и музыка была, живая. Так и начали ее искать, добавлять и писать. И поскольку рождалось уже что-то большое, да и нужен был определенный порядок, я решил закрепить его, расставив стихотворения и воспоминания в определенной последовательности. От ранних к более поздним, и чтобы была логическая связь между ними и прослеживалась история человека, драматургия. Так появились блоки, как например «восточный блок», где стихи из «персидских мотивов», или «американский», где воспоминания самого Есенина о путешествии в Америку.

Кто состоит в Вашей команде?

Нас всего четверо. Сначала было двое, потом трое и наконец, конечный вариант. Первой появилась Анна Зайковская, она наш композитор и отвечает за фортепиано. Я читал, она играла и взяла на себя все «женские» воспоминания (Миклашевская, Устинова, Райх). И поскольку получалась картина, что у нас есть персонаж Сергей Есенин, и я взял на себя эту роль, опять же это случилось в процессе, стало понятно, что воспоминания «мужские», логичнее, должен читать кто-то другой, а не я. Так добавился Виталий Васильев, он читает воспоминания Эрлиха, Маяковского, Качалова и играет на трубе и там-таме. Позже я решил разнообразить наш состав и позвал Никиту Осипова. Он играет на контрабасе и читает воспоминания Чагина и Фурманова. Сам же я играю на саксофоне и гармони. Так и сложился наш оркестр. Основная часть музыки написана Анной, все-таки в спектакле должен быть стиль, во всем, и в музыке в том числе, чтобы была целостная картина. Но что-то мы взяли и переделали под себя: русские народные песни и старую американскую. Все ребята учились в театральном институте, поэтому хорошо знакомы со сценой и так же как я не имели возможности часто на нее выходить. И это для нас шанс, и школа, и практика. Дай Бог, чтобы все сложилось.

новый коллаж

Используя воспоминания современников в своем спектакле, Вы уже наверняка имеете полное представление того, каким же все-таки был Есенин с точки зрения человека и поэта?

Конечно имел. И много всего читал и до сих пор читаю. Ведь это моя работа. Но многие, кто приходят к нам такой возможности и нужды не имеют. Кто-то знает больше, кто-то меньше, для кого-то Есенин великий русский поэт, а для кого-то хулиган и озорной гуляка. Так вот мне изначально и хотелось раскрыть его образ и личность максимально многогранно. Показать его настоящим и простым человеком, ведь у него были абсолютно такие же проблемы и переживания как у нас с вами. Он такой же человек.

Когда кусочки пазла начали медленно собираться в целую картину, что Вы увидели?

Мой пазл состоит из множества кусочков. Я и моя команда-банда долго искали нужную форму, последовательность, а главное химию. Чтобы работа наша трогала и заставляла прийти домой и еще раз прочитать любимые стихи и ознакомится с новыми, чтобы после просмотра в душе что-то осталось. Есенин не был просто хулиганом и пьяницей. Ведь это все определенная цепочка событий и его поступков, которая привела к такой «дурной» славе, а почему же так произошло, многие не задумываются. Вся его жизни пропитана одиночеством. Он был безумно одиноким человеком. Да, известным и любимым, но одиноким. Многие им откровенно пользовались, а где то он сам виноват. Я с Сергеем не во всем согласен, но по актерски для себя его оправдываю. И понимаю его боль и хорошо его чувствую. И догадываюсь, почему произошел крах как личности, и почему же всё так закончилось. Так рано. Так непонятно. Он был разный, но в душе всегда добрый.

Почему Ваш спектакль особенный и на него должны обязательно попасть не только ценители творчества Сергея Александровича, но и все любители отечественной поэзии?

«С огромной любовью, уважением и невыносимой болью» — на первом листе моего блокнота, где записывал все свои мысли и задумки, написал я вот эти слова. Наш спектакль пропитан этими чувствами. Сергей Александрович мой любимый поэт. Для многих мой выбор покажется странным. Но он такой. У нас не просто литературный вечер и чтение стихов. Нет. У нас разговор, разговор по душам со зрителем…интимный, тонкий, личный, откровенный. Живая музыка только усиливает эту атмосферу. Ведь порой так хочется поговорить, рассказать о том, что болит, но некому, вот и у Сергея Александровича был он и стихи, и вино. Театр — это то, что происходит между сценой и зрителем. Не то, что на сцене или только в зрительном зале, а именно между. Энергия и ее взаимообмен. Вот у нас это «между» происходит. Благодаря нашей форме повествования и манере рассказа. И чтение и музыка, и чтение под музыку и танец, и импровизация. У нас и смешно и можно поплакать. Я, наверное, остановлюсь, а то все карты раскрою. Лучше прийти и один раз увидеть. И решить для себя, кто же такой Сергей Есенин.

Что ждет спектакль и лично Вас в будущем?

Только вперед, только успех.

Стоит ли от Вас в скором времени ожидать еще подобных проектов или это был лишь единичный случай?

Сейчас будем делать еще один. В музее Пушкина, что на Пречистенке 12/2, открылась новая выставка «Пушкин21век». Нам предложили поучаствовать и сделать вечер-спектакль. Естественно он связан с творчеством Александра Сергеевича. А поскольку он был любимым поэтом Сергея Александровича, для меня это огромнейшая честь. Но я уже остановлюсь на одном произведении. Новый вызов. Так интереснее.